Статьи

Как работает substance.
Кейс из практики российской компании

Будучи специалистом в области инвестиционного гражданства, переноса бизнеса и эмиграции на Кипр, я внимательно наблюдаю за последними тенденциями этого рынка и слежу за кейсами в этой области. Те компании, которые уже столкнулись с необходимостью переноса активов или деятельности на Кипр, а также те, кто изучал материалы на тему substance, уже знают: подтверждение того, что компания ведет реальную деятельность в юрисдикции своей регистрации, является необходимым условием успешного налогового планирования и управления бизнесом.

В то же время тема substance (в русскоязычной терминологии термин пока не устоялся и часто используется без перевода) окружена целым рядом мифов и заблуждений: руководители многих компаний не видят целостную картину того, как работает substance, какие критерии определяют успешность и сколько может стоить такая услуга как для физических, так и для юридических лиц. Порой я получаю вопросы на эту тему даже от коллег, которые сами предлагают подобные услуги на рынке.

В связи с этим позвольте мне поделиться с Вами своим мнением на эту тему и раскрыть логику, которая стоит за понятием substance – надеюсь, что это поможет внести ясность как для компаний, которые уже используют эти услуги в своей практике, так и для тех, кто только рассматривает substance как одну из возможностей.

Исторически сложилось так, что многие компании, которые перенесли свой бизнес и активы на территорию Республики Кипр, предпочли «более легкий путь» в отношении substance, ограничившись формальной регистрацией юридического лица без деловой активности или с минимальной деловой активностью в стране.

Недавно мне на глаза попались материалы судебного дела одной из российских компаний, в котором ярко проявились все возможные последствия такого подхода. С документами дела во всей полноте можно познакомиться здесь (Материалы дела A11-6159/2018 от 28.06.2019), а в рамках этой статьи мне хотелось бы обратить Ваше внимание на ключевые моменты.

Судебное дело описывает ситуацию, в рамках которой суд принял решение, что сниженная 5% ставка подоходного налога, примененная компанией в соответствии с Соглашением о двойном налогообложении между Российской Федерацией и Республикой Кипр от 05.12.1998, была использована неправомочно. Рассмотрение всех обстоятельств дела не является целью этой статьи – мне лишь хотелось бы обратить Ваше внимание на то, как суд анализировал практику substance, примененную компанией, и на какой уровень деталей обращал свое внимание.

Ответчик заявлял, что юридическое лицо было создано и управлялось в соответствии с законами Республики Кипр, что компания несла расходы на содержание управленческого персонала, на услуги курьерской доставки, бухгалтерское обслуживание и аудит, оплачивала сборы и налоги согласно действующему законодательству Республики Кипр (в данном конкретном случае отмечается, что обложение налогом дивидендов согласно действующему законодательству не предусмотрено).

Тем не менее, Налоговая Служба Российской Федерации и суд установили, что:

  • компании, расположенные на территории Республики Кипр, были представлены в суде российскими гражданами, действующими по доверенности,
  • дивиденды были единственным источником доходов для компаний, расположенных на Кипре,
  • акции российской компании были приобретены на средства, полученные взаймы у аффилированных (связанных) лиц. По факту, компании, расположенные на территории Кипра, несли убытки, связанные с кредитами и оплатой процентов за эти кредиты согласно финансовым документам,
  • расположенные на территории Кипра компании не обладали активами в виде недвижимости или в другом виде, не имели штата сотрудников и не несли расходов, связанных с владением активами, а также не показывали реальных расходов, связанных с содержанием управленческого аппарата и представительскими расходами.

Суд постановил, что компании, расположенные на территории Республики Кипр (фактические владельцы акций российской компании), исполняли лишь техническую функцию по переводу денежных средств другим юридическим лицам. Суд постановил, что они были лишь фактическими собственниками, не собственниками-бенефициарами. Компании, расположенные на Кипре, выполняли только роль налогового агента, поскольку дивиденды, полученные из России, в полном объеме переводились на Виргинские острова (после конвертации в доллары США).

Суд постановил, что substance, заявленная компаниями на Кипре, является формальной, а расходы на организацию юридического лица и на его поддержание, вознаграждение аудиторам, сборы, банковские комиссии и оплата процентов по кредитам должны рассматриваться как расходы на поддержание формального присутствия компаний в стране.

При рассмотрении дела было особо отмечено, что небольшая доля расходов не может рассматриваться в качестве достаточного доказательства реальной деятельности компании в юрисдикции ее регистрации. С точки зрения суда, компания не предоставила доказательств, что руководители действительно управляли компанией и принимали решения по использованию полученных дивидендов. В дополнение к этому, две расположенные на Кипре компании были основаны в одну и ту же дату с минимальным уставным капиталом (1000 евро) и обслуживались одной и той же юридической компанией.

Материалы дела содержат детальное описание того, как руководители российской компании были связаны посредством других компаний, включая компании, расположенные на Кипре и на Виргинских островах – суд постановил, что эти сотрудники должны рассматриваться как связанные лица.

Планируя организацию подтверждения деятельности в юрисдикции регистрации своей компании, ПОМНИТЕ, что существуют открытые регистры, по которым можно проверить записи о Вашей компании. Суд может запросить информацию у банков или получить ее из материалов других текущих судебных дел. Обращайте внимание даже на то, на кого оформляется доверенность, какие адреса и телефоны указываются в качестве контактных и НЕ ИГНОРИРУЙТЕ человеческий фактор (если суд увидит возможность двусмысленного толкования/недостаток ясности, он будет искать факты и доказательства, их подтверждающие).

Более того, из материалов дела, описанного выше, видно, что суд обнаружил доказательства того, что ряд банковских счетов компаний, управлялся одним из директоров российской компании (пожалуйста, помните, что суды имеют право запрашивать информацию у банков). Суд установил, что банковские счета компаний, расположенных на Кипре и на Виргинских островах, были открыты в одном и том же банке в России.

Завершая историю, поделюсь итогом дела – суд принял решение, что финансовые операции владельцев акций российской компании были организованы группой аффилированных (связанных) компаний в интересах этих владельцев акций, в то время как компании, расположенные на Кипре, не указали связанных лиц согласно международным стандартам аудита. Суд счет этот факт доказательством формального статуса компании вопреки заявлениям о ее реальной хозяйственной деятельности.

Фактически, компания не платила местные налоги и претендовала на международные финансовые льготы, правами на которые не обладала. Суд подтвердил несостоятельность этой концепции: решение суда осталось неизменным после апелляций.

Создавая подтверждение реальной деятельности своей компании в юрисдикции ее регистрации убедитесь, что Вы уделяете должное внимание деталям, и будьте готовы подкрепить их доказательствами. Я надеюсь, что на этом примере мне удалось поделиться с Вами более глубоким пониманием концепции substance и логики, которая стоит за ней.


Остаюсь на связи и всегда рада дать профессиональный совет в области substance,

Liene Vitola - Evele
Business and Investment Migration Advisor | IMCM